Три дня в июне

Три дня в июне на велосипеде

Я спешил проехать засветло как можно больше, уже не обращая никакого внимания на ливень. Но гроза всё же догнала меня, и когда на макушке очередного, открытого всем ветрам холма молнии стали взрываться над самой головой, я сдался и укрылся в павильончике автобусной остановки, встретившемся на пути так кстати.

Буря бушевала уже второй час, не оставляя никаких надежд доехать дотемна. До Вязьмы оставалось всего км 10, поздние сумерки. Фара, надёжно служившая мне более двух лет и в зной, и в стужу, и в проливные дожди, не выдержала почти суточного ливня и отказывалась включаться иначе, кроме как в режиме стробоскопа. За такой передний сигнал я легко отхватил бы от первого же встречного водителя, если бы мои глаза сами не лопнули ещё раньше.

Так или иначе, маленький трехдневный велопоход по Смоленской области подходил к завершению.

* * * *

Мой бестолковый отпуск почти закончился. Я так никуда и не съездил, ничего выдающегося не натворил, и хотелось в оставшиеся несколько дней хоть немного, хоть куда-нибудь прокатиться. Долго не выбирал — совсем недалеко от Москвы в Смоленской области располагается Гагаринский Природный Парк, RFF-0219, а неподалёку от него — Исток реки Днепр, ландшафтный заказник, RFF-0471, куда мне хотелось попасть с самого момента присвоения ему WWFF-референции. Из остающихся отпускных дней один ушел на чтение всего, что есть в Сети про исток Днепра и Гагаринский парк, изучение карт и рассматривание космоснимков. Прогнозы синоптиков обещали хорошую погоду почти без осадков — лишь в последний день несколько непродолжительных гроз. Нам ли привыкать? Наконец, маршрут построен, велосипед проверен, аккумулятор заряжен, вещи собраны. Дождаться бы утра…

Гагарин

Низкие ЖД-перроны Смоленской области и раньше выморачивали меня с погрузкой-выгрузкой велосипеда, особенно нагруженного сумками с разными походными штуками. А тут ещё и полукилометровой длины грузовой состав, вросший в первый путь, не оставлял никаких надежд выбраться с платформы нормальным путём. Он просто вынуждал перетаскивать по очереди велосипед и снятые с него сумки на пешеходный мост без полозьев для тележек и прочих колёсных приспособлений. К счастью, скучающий на перроне оранжевый железнодорожник вовремя остановил меня, сообщив, что товарняк всего лишь пропускает электричку и минут через пять-десять тоже уедет, освободив переход к вокзалу. Навязчивые таксисты на привокзальной стоянке, местные жители, спешащие по своим делам, обыкновенный районный город Гагарин, известный раньше как Гжатск (стоящий на реке Гжать) с хорошими и не очень дорогами. Времени на разглядывание особо нет. В путь! Поход начался!

Дорога радует. Покрытие хорошее, рельеф местности — без крутых подъёмов и спусков, велосипед, несмотря на довольно тяжёлые сумки, катит легко и весело. Погода чудесная.

Километров через 20 от гагаринского вокзала замечаю впереди какие-то мачты, очень высокие. На армейские антенны они совсем не похожи, скорее всего, это артефакт какой-нибудь радиовещательной станции. И лишь когда подъехал совсем близко, стало понятно — это радиолюбительские антенны, никакой не артефакт. Моё предположение подтвердилось звонком другу — в 24 км от гагаринского вокзала на шоссе Гагарин–Карманово широко раскинулась позиция UA5L (RL3A). Впечатляет!

В кадр попали далеко не все, имеющиеся тут мачты. Как минимум, на фото не видно трёх, по-видимому, вертикалов высотой метров по 40 для диапазона 160 м
Обыкновенные, привычные глазу пейзажи средней полосы. Луга, заброшенные и засеянные поля, низкорослые рощицы, нечастые островки невысоких деревьев в пойме изредка мелькающей в стороне Гжати. Никаких тебе столь желанных хвойных лесов — чёрных елей, красных стволов высоченных сосен, берёзовых рощ, которых так много всего в нескольких десятках км отсюда, южнее Вязьмы. Достаточно широкое шоссе с пролетающими изредка автомобилями. Отличный асфальт, просторные обочины. Велосипед летит, через какие-нибудь час-полтора надеюсь добраться до самой середины Гагаринского Природного Парка и развернуть радио в одном из трёх мест, примеченных ещё дома по карте и спутниковым снимкам.

Гагаринский природный парк, RFF-0219

Судя по своим меткам в навигаторе, я уже пересёк границу парка, но никаких указателей, билбордов, объявлений так и не встретил. Всё те же пейзажи — поля, покосы, деревни. И разномастные таблички охотничьих хозяйств. Охотничьих хозяйств в границах Особо Охраняемой Природной Территории! Как такое может быть?! Наконец-то Карманово — крупнейший населённый пункт почти в середине Парка. После канала между Вазузским и Яузским водохранилищами начнётся самое для меня интересное, я почти на месте! В придорожном магазинчике — несколько пачек сигарет, 4 литра воды в мех и вкусное, привезённое аж из Вологодской (кажется, я уже забыл) области мороженое. Осталось всего несколько км…

Самое интересное закончилось, так и не начавшись. Ни одно из трёх намеченных мест не оказалось приемлемым. Низкие, с густыми ветвями, совершенно непригодные для разворачивания антенны скорее кусты, чем деревья в первом месте, чавкающее болото во втором, а третье место на берегу Вазузского водохранилища существует лишь на картах да в воображении — дорогу к нему на местности найти не удалось. Встреченный местный житель посетовал, что лес там вырубили ещё несколько лет тому назад, потому этой грунтовкой давно никто не пользуется. Она заросла бурьяном и кустами, даже на велосипеде по ней не проехать, да и ехать-то некуда.

Постоянно встречающиеся информационные и предупреждающие таблички каких-то там охотничьих хозяйств. Я опять стал сомневаться, в ООПТ ли я? Слава UA3LMR, проверив координаты, по телефону подтвердил — да, я в самом центре Парка. Правда, вопрос-то я задал, но телефонная сеть (пчелайн, а теле2 тут от самого Карманово не было) пропала, и ответ я получил уже только тогда, когда выбрался к людям и вновь появилась телефонная связь )))

В итоге у меня две новости: первая — теперь я знаю, как выглядят кусты на космоснимках, вторая — их вид ничем не отличается от вида обычного лиственного леса.

Какого-нибудь другого подходящего места для лагеря найти экспромтом мне не удалось. Я проехал через весь Парк до границы с Тверской областью. И даже дальше — от южной до почти северной границы запасного варианта — природного заказника Зубцовский II, RFF-0508. В стороне от дороги, вдалеке часто виднелся высокий сосновый лес, но добраться до него нигде вдоль всей дороги не удавалось из-за заболоченных, густо заросших кустарником кюветов.

Вот так ещё-асфальт Смоленской области превращается в бывший асфальт области Тверской. С другуой стороны дороги здесь стоит гордая табличка «Этот участок дороги обслуживается Зубцовским ДРСУ» ))))

На безрезультатные поиски места, где бы развернуть в лесу антенну, ушел почти весь остаток дня. Ввиду приближающегося вечера и бесперспективности дальнейших поисков я отправился поближе к следующему пункту похода — Истоку реки Днепр, RFF-0471, надеясь найти более-менее пригодное место для ночлега пусть бы и вне границ ООПТ, на берегу реки. Гагаринский Природный Парк требует ещё одной попытки с заездом на территорию с другой стороны, от Шаховской. Возможно, там найдётся подходящее для лагеря место.

Вазуза

Шоссе Зубцов–Сычёвка пересекает Вазузское водохранилище, южный берег которого плотно заселён, а северный… уже потом, с моста я рассмотрел несколько приятных мест на берегу к востоку, но как туда попасть — совершенно непонятно, ведущая к ним грунтовка терялась где-то в зарослях на вершине холма. Чтобы найти, где она выходит на шоссе, нужно было возвращаться обратно, неизвестно, сколько км, и не факт, что я с первого раза попал бы именно на эту грунтовку. В общем, сомнительное занятие. Удобные съезды с шоссе к западу от моста заняты рыболовами и прочими отдыхающими организмами.

Вазуза… то ли уже водохранилище, то ли ещё река.

Подходящее место для ночлега нашлось уже на закате почти перед самой Сычёвкой, на берегу реки Вазуза. Быстро развернул палатку, велосипед в кусты, печка, каша, чай, спать! И тут выясняется, что вместо правильного самонадувного коврика я по ошибке взял с собой надувной коврик, взорвавшийся два года назад. Тогда я опрометчиво оставил его под прямым солнцем, пока спешно сворачивался после ночёвки к последнему броску на слёт смоленских радиолюбителей в деревне Прилепово. За эти два года я так и не собрался его ни починить, ни выбросить. Чтобы не спать на совсем уж голой земле, подстелил этот коврик и сложенный в несколько слоёв тент. Всё это в сумме со спальником оказалось жестковато, но лишь несколько первых минут…

Утром, пока палатка просыхала от обильной ночной росы, немного побродил по берегу реки, попугал мальков на мелководье, потрепался с местным рыболовом, понаблюдал в бинокль, как просыпается деревня на противоположном берегу.

Такой вид открывается с места моей ночёвки. Ранее утро, река Вазуза
Всё та же Вазуза, у кромки воды
Болотница, как всегда, на первой линии
Вот это называется «красоцвет». Пишут, что его у воды не меньше, чем крапивы на суше, а я вот впервые в жизни увидел.
Ну и куда же без незабудки!
Судя по листьям, это — обыкновенный вьюн. А по цветкам размером см до 5–6… Мутант какой-то. Неведома зверушка.

Медведи

Я не планировал заезжать в Сычёвку по пути к истоку. Но вчера вечером, наряду с взорвавшимся ковриком, обнаружился ещё один косяк — я забыл дома дымящие спиральки для отпугивания комаров. Такие спиральки хорошо себя показали в предыдущих походах, особенно по Карелии. Если не хочешь всё время прятаться в палатке, выливать на себя литры репеллентов, сидеть в жару одетым по самое дальше некуда, то такие спиральки — совершенно необходимая вещь. Мне во что бы то ни стало нужно купить их в Сычёвке! В нескольких рыболовных магазинчиках на меня делали круглые глаза, но спиральки всё же нашлись в магазине хозтоваров… рядом с дамской косметикой! Притом, вдвое дешевле, чем они продаются в Москве.

От Сычёвки до истока р. Днепр по короткому пути немногим больше 40 км, но рассказы в интернете предупреждают об исключительно плохой дороге, а километры от последней деревни цивилизации — вообще неизвестного качества. Продавщица магазина в Сычёвке, в котором я дозаправлялся водой, рассказала, что там возводят монастырь и дорога всё же есть, но места действительно безлюдные и дикие, и следует остерегаться медведей, которых там с каждым годом всё больше и больше.

Дорога действительно отвратительная — бывший асфальт, гравий, «стиральная доска». Только изредка удавалось ненадолго разогнаться до скорости км 18 в час, в основном же не более 12–13 — ямы, лужи, булыжники, стена пыли от изредка проезжающих автомобилей и невероятно дикая тряска «стиральной доски».


Территория заказника начинается приблизительно на полпути от Сычёвки до истока. С этого места — севернее дороги (справа) — уже заказник. Южнее — ещё нет.
Аншлаг заказника крупным планом

На всём пути, особенно по территории заказника, вдоль дороги встречается много болот. Правильнее сказать — дорога проходит по болотам. Где-то тут, южнее дороги, совсем неподалёку, есть ещё реликтовое озеро Гавриловское ледникового происхождения, впрочем, судя по космоснимкам, практически полностью заросшее и почти превратившееся в ещё одно болото.

К северу от дороги. Вдалеке — лес. Но попробуй туда ещё попасть!

В деревне Бочарово, последнем рубеже цивилизации, я не заметил никакой жизни, кроме её следов в виде зажиточного свежевыстроенного подворья с высоченным забором. По сычёвским слухам, в деревне доживают век несколько стариков и летом бывают дачники. В общем, жизнь настолько бьёт ключом, что сюда даже местный рейсовый автобус отменили много лет тому (оно и понятно, по такому-то бывшему асфальту!). Никакой связи, транспорта, торговли и пр. Кроме электричества — через Бочарово проходит ЛЭП 0.4 кВ до монастыря. Сразу за Бочарово дорога представляет собой уже хорошо устроенную насыпь, покрытую щебнем, местами плотно укатанным, с большими правильными кюветами и акведуками. Ехать по этому щебню по-прежнему утомительно, но заметно легче, чем по предыдущим сорока километрам.

Вот такая дорога теперь ведёт от Бочарово к Истоку. Шириной в две полосы, серьёзные кюветы, несколько акведуков с очень неслабыми ручейками.

Из медведей я встретил в одном месте только зайца, который выскочил прямо передо мной и нёсся по этому щебню метров 100–150, после чего нырнул в кусты на противоположной стороне. Хороший такой заяц, величиной со среднюю собаку. Если там такие зайцы, то какие же там медведи? Размером со слона?

Несмотря на прогноз ясной погоды без осадков всё небо затянуто низкими серыми облаками, периодически накрапывает дождик. Наконец я добрался до места и тут…

Монастырь

Путь к истоку преграждает мрачная стена монастыря из толстенных брёвен. Сюрприз! К вопросу об актуальности космоснимков — у Googl'я виден только храм и какие-то сараи с загородками, так было в этом месте года 3–4 тому назад, а у Яндекса (только уже сейчас я стал рассматривать и их тоже) — монастырь есть.
Но куда дальше? Калитка у ворот закрыта, в сторожке никого нет, на территории монастыря не просматривается ни одной живой души. Середина дня, жара, влажность, комары. В паре сотен метров к северу — опушка леса, чуть ближе небольшая роща из высоченных берёз и сосен, к которой ведёт едва заметная грунтовка. Эти сосны я приметил ещё на картинках в интернете как одно из вероятных мест для стоянки. Из-за угла стены на севере выскочили две козы, но увидев меня, заложили крутой оверштаг и скрылись из виду.

Взгляд через калитку. Тротуары, скамейки, саженцы на газоне
Крыльцо сторожки, в которой никого нет. На дальнем плане, как я потом узнал — «кельи»

Делать нечего, к истоку пути нет, возвращаться — далеко и уже поздновато, нужно искать место для палатки и антенны — так или иначе, хоть и не увидел исток, я уже км 20 на территории заказника. Первым делом надо проверить примеченную рощицу на севере. Грунтовка привела на какую-то бетонную площадку метров 20 на 20, как оказалось, вертолётную. Дальше — крапива по грудь и ныряющая в неё едва заметная тропинка поперек каких-то канав с полметра глубиной, до рощи ещё метров 50. Надеваю «сиверу» — штаны и ветровку из тончайшей ткани, похожей на старую советскую болонью — и комары её не прокусывают, и от крапивы она защищает неплохо. Прихватив с собой трекинговую палку, ныряю в бурьян.

Отмечу, что это обычный образ действия в случае, если непонятно, стоит ли «туда» ехать на тяжёлом, гружёном велосипеде, а чаще тащить его на себе — оставляю его на обочине или в кустах и, прихватив с собой навигатор, нож, верёвку и трекинговую палку, отправляюсь на разведку пешим порядком. В 9 случаях из 10 оказывается, что тащиться «туда» с велосипедом и не стоило. Именно так оказалось и в этот раз.

Рощица, хоть деревья и высокие, оказалась в низине — излишне сыро, чавкает под ногами, всё равно, что ставить палатку в лужу. К тому же много поваленных стволов и довольно густой подлесок — развернуть Inverted Vee здесь было бы непросто. Дальше, вроде бы, уровень поднимается, но едва ли туда получится пробраться с велосипедом из-за чрезвычайно густого нижнего яруса и бурелома. Набродив там кругами пару км, не без труда выбрался обратно к велосипеду на вертолётную площадку.

В паре-тройке км к северо-западу от монастыря должна быть мёртвая деревня Дудкино, в которой по слухам шестилетней свежести всё ещё имеется единственный житель — баба Зина. И хоть на космоснимках в том направлении просматривалось ещё несколько пригодных для остановки мест, состояние дороги к Дудкино вызывало большие сомнения, а с учётом результата разведки рощицы так и вообще желание двигаться в том направлении нет.

От развилки в 150 метрах перед монастырём к югу отходит дорога к газопроводу «Ямал — Европа», проходящему западнее истока (это длинный путь к истоку через д. Лесные Дали, я им не поехал — длиннее на 7–8 км и 18 км пути пролегает вдоль газопровода), её состояние, судя по всему, должно быть получше, да и лес там, похоже, приятнее, не такой мокрый. К тому же эта дорога пересекает самый первый в мире «мост» через Днепр — несколько брошенных поперёк ручейка брёвен. На это непременно надо взглянуть!

Оставив велосипед на развилке, отправился в пешую разведку. «Мост» оказался именно тем, что я и предполагал увидеть. А вот дорога и лес на правом берегу Днепра гораздо хуже, чем ожидалось — старые лужи с камышом и ряской в гигантских колдобинах, невероятно заросшие опушки леса, который вблизи уже совсем не выглядел высоким, сухим и чистым. Пробрался по «дороге» около полукилометра — ни в одном месте даже желания не возникло углубиться в лес.

Чуть раньше я заметил у самой стены монастыря тропинку в лес на юг, в направлении Днепра. Вернувшись к велосипеду, решил её тоже исследовать. Тем более, что совсем рядом с ней на площадке перед монастырем стоит такой аншлаг:

Собственно говоря, на этом щите ничего особенного, нового, интересного нет. Что такое ООПТ, мы и так знаем. И координаты смоленской дирекции — тоже. Для меня важным оказалось то, что здесь указано «Экологическая тропа» и «Пост №1». А значит, что исток всё же доступен «посторонним», а не приватизирован монастырем. К истоку можно как-то попасть, и есть ещё другие посты, №2, №3 и, может быть, далее и далее.
Тропинка огибала стену и вскоре повернула на запад, вдоль предполагаемого Днепра. Метров через 50 лес стал даже приятным, довольно сухим и чистым, поваленные стволы деревьев распилены и растащены в стороны от тропинки, в паре мокрых мест налажены мостки. Явно, это монастырских рук дело. Самое приятное — эта тропинка вела в направлении истока Днепра, как он указан на карте! Ещё через полсотни метров стало совсем светло и прозрачно, видно часовенку, монастырскую стену и построенный почти на болоте помост со сценой и скамьями. Концерты они тут устраивают для леших, что ли? Деревья уже вполне пригодные для антенны, просторные полянки под палатку и вдалеке высокие мостки с перилами, ведущие от калитки в монастырской стене к часовенке на месте, с которого начинается Днепр.

Немного побродив вокруг, поднявшись на сцену, прогулявшись к часовенке по мосткам, приметил несколько мест, где можно рядом и палатку установить, и антенну развернуть в нужном направлении. Калитка в монастырь была распахнута, потому — надо заглянуть! Если что, спросить согласия на разбивку лагеря под монастырской стеной. А тут ещё и распогодилось, выглянуло солнышко… Настроение улучшалось с каждой минутой!

В монастыре по-прежнему не наблюдается никакой жизни, хотя территория ухоженная, мощёные тротуары, скамейки, газон, клумбы, аккуратные симпатичные деревянные постройки и совершенно невероятный, сказочный деревянный храм в центре. Никогда раньше я не бывал в монастырях, с их укладом знаком приблизительно так же, как с жизнью на обратной стороне Луны, живых монахов видел только на картинках. Осторожно заглянул, прокрался до Врат (есть там такая постройка метрах в 15 от калитки) к истоку… Не страшно. Вдалеке промелькнул человек, и я, пряча трекинговую палку за спиной, скорей помчался к нему, пока он не сбежал.

Человек оказался трудником — это такие немонахи, которые работают в монастырях. Вполне дружелюбный, разговорчивый дядька. Порадовался новому человеку «оттуда», рассказал мне, кто он и что, сообщил, что за стеной монастыря я могу делать всё, что хочу — хоть палатку ставить, хоть без трусов бегать (чему я и оказался свидетелем несколькими часами позднее), позволил пройти через территорию монастыря, чтобы забрать велосипед на другой стороне и вернуться с ним обратно, и тут же по секрету шепотом выпросил сигарету, которую он выкурит в очередной самоволке за ворота. Растроганный такой добротой и непосредственностью, я пообещал ему оставить в тайнике за стеной аж целую пачку сигарет из своего запаса.

Пока я разговаривал с трудником, из дома (эти хоромы называются кельями — шоб я так жил!) вышел высокий чёрный человек в высокой чёрной церковной шапке. Трудник едва заметно присел, быстро свернул свои рассказы и побежал по делам. Как его зовут, я так и не запомнил. Чёрный человек обошел меня по соседнему тротуару, мрачно неулыбнулся, чуть кивнул на моё приветствие и поплыл куда-то дальше. Я подумал, что это начальник монастыря. Едва я успел дойти до велосипеда на другой стороне, как за спиной послышался звон колокола. На «Алярм, чужие!» это не было похоже, поэтому всё ещё не страшно. Я лихорадочно выковыривал диктофон из велосипеда, чтобы записать этот звон, но не успел — звон выключился, солнце опять закрыло тучей. Чёрный человек неподвижно поджидал меня у Врат, в которых собственно и висел вот только что звонивший колокол. Глазами он смотрел на меня, а рукой держал палку. Вот тут уже мне начиналось как-то… не то, чтобы страшно, но жутковато! Почти так же, как если бы вместо шапки был глубокий капюшон, а вместо палки была коса.

На самом деле высокий чёрный человек оказался монахом по имени Николай. Совсем не высокий, с меня ростом, по виду немного меня старше, доброжелательный и приветливый. Я посетовал на то, что не успел записать на диктофон колокольный звон, а Николай проявил интерес к велосипеду. Оказалось, что раньше он был очень даже велопутешественником и доехал на велосипеде из наших краёв ажжш до Дальнего Востока. Я встречал раньше упоминания о невероятных велопоходах через всю страну, вот, видимо, Николай — один из тех чудных людей. Мы побеседовали минут 10 о том, о сём. Я узнал, что звонить сегодня ещё будут, что где‑то уже подъезжает к монастырю настоятель, что день Днепра 5 июля здесь праздновать не будут, но будет большое мероприятие в 20-х числах. Потом он посетовал, что нужно заниматься делами, а не то заругают, распрощался и мы отправились каждый своей дорогой.

Исток реки Днепр, RFF-0471

Ещё раз сравнив между собой присмотренные места, я выбрал то, что рядом с помостом на болоте, притащил туда велосипед и начал обустраиваться. Первым делом я всегда разворачиваю антенну, и только потом уже всё остальное — если в выбранном месте почему-то не получится развернуть антенну, то нужно менять место. Пока у меня всё вещи ещё не разобраны, и даже сумки не отстёгнуты, — это сделать легко. Совсем иначе, если ты уже развернул лагерь и только потом начинаешь возиться с антенной. Если её не удалось развернуть на этом месте, то я, скорее всего, останусь тут без радио, чем буду перетаскивать палатку и пожитки на другое место. Поэтому сначала — антенну.

Увы, возня с антенной заняла намного больше времени, чем обычно. Отстрелил несколько грузиков, потерял большой кусок лески, обломил несколько сухих веток нижнего яруса, выдёргивая леску после неудачных застрелов, а когда зацепился более-менее приемлемо, обнаружилось, что не всегда грузика массой в одну унцию хватает для того, чтобы протащить леску через несколько хвойных веток. До этого я не придавал никакого значения тому, что леска после многих забросов стала немного липкой — скользя по хвойным веткам она понемногу покрывалась смолой и, в конце концов, перестала скользить под таким незначительным весом. Грузик повис на высоте метров 10–12, и никак не удавалось добиться, чтобы он опустился ниже. Потеряв уйму времени, я решил прекратить попытки и обрезал леску. Вполне может быть, что тот кусок лески со свинцовой каплей на конце ещё не один год будет раскачиваться между деревьев неподалёку от монастыря у истока реки Днепр :-D На катушке оставалось ещё достаточно лески, в запасе — последний грузик в унцию и несколько по пол-унции. С новым, блестящим, ещё не потемневшим грузиком первая же попытка принесла удачу. Дальнейшее было уже совершенно простым делом, и минут через 10 антенна в положении для диапазона 7 МГц была готова к работе. Судя по меткам на фидере, точка питания располагалась на высоте 20 м над землёй. Это не самая лучшая, но уже хорошая высота для этого диапазона.

Расчистка места под палатку от шишек-сучков-веточек, установка палатки, разворачивание радио и налаживание походной кухни тоже не заняло много времени само по себе. Когда Novichok уже весело кипятил воду для приготовления ужина — чая и сублимированной каши grechka с грибами, в гости стрельнуть моих сигарет пришли устроившие себе очередную самоволку знакомый трудник с товарищем. Они предупредили, что если ночью кто-то начнёт ломиться в палатку, пугаться не надо, это не медведь, а всего лишь конь. Они на ночь выпускают погулять монастырского коня (действительно, в сырых местах я уже видел следы его копыт от предыдущих прогулок). И вообще, он очень добрый, только любит кусаться. Можно попытаться прогнать его палкой. «Всего лишь конь! Добрый! Любит кусаться!» Мда… Мне стало сразу спокойно — хорошо, что не рвать когтями!

Чуть раньше, как только я закончил возню с антенной, приходил ненадолго Николай. Он принёс мне уже мытые огромное вкусное яблоко и мандарин. Мы ещё побеседовали о велопоходах, он пораспрашивал про радио, потом пожелал мне удачи, спокойной ночи и ушел. И яблоко, и мандарин пришлись очень кстати.

Солнце уже скрылось за лесом, и только часовенка немного освещалась его последними лучами. У меня всё было готово. Фотографировать окрестности и местные достопримечательности было поздновато, можно будет сделать это завтра утром в выгодном свете восходящего солнца. Оставалось только прогуляться до воды, чтобы немного освежиться перед тем, как убраться на ночь в палатку.

Когда я уже сидел в своём кресле, курил трубку и попивал чай, ожидая, пока настоится каша и спиралька выгонит налетевших в палатку комаров, от монастыря по мосткам к часовенке промчалось какое-то семейство в составе папы, мамы и двух детишек. Там они устроили шумное купание в купели. Я не присматривался, но трудно было не заметить сверкающие голые задницы семейства и развешенные на перилах труселя-полотенца — «…всё, что хочу — хоть палатку ставить, хоть без трусов бегать…» в действии :-D Удивительно, как их там не загрызли роящиеся тучами комары. Здесь, под деревьями, от них спасала только «сивера» и репелленты, а сейчас — дым от трёх, расставленных вокруг себя спиралек.

Спальное место без надувного коврика я устроил таким же способом, как и в предыдущую ночь. Сумки и кресло спрятаны под внешний тент палатки с неиспользуемой стороны, внутри оставалось достаточно места для того, чтобы трансивер, часы, ключ и блокнот разместить на столике.

В половине девятого вечера 29 июня, расположившись в полусотне метров от истока реки Днепр, я включил трансивер. RFF-0471, комплексный ландшафтный заказник «Исток реки Днепр» в эфире!

Просто пруф во время перекура: радио, время, дата, координаты, да и лог уже немножко — всё в одном флаконе.
Темп не был высоким. За четыре часа чистого времени на CQ получилось провести 160 QSO. Было всего несколько уже хорошо известных по многим предыдущим вылазкам позывных охотников, в основном же — совершенно новые корреспонденты. Видимо, дело в не самом популярном среди участников FF диапазоне, а ещё больше — во времени работы. Подавляющее большинство активаций заповедников в Европе происходит в дневное время на двадцатке. К ночи активаторы уже разъезжаются по домам, поэтому и охотникам делать в эфире особенно нечего. На охотников с американского континента на 40-ке с мощностью 5 ватт и простой антенной вообще, а при таком вялом прохождении тем более, рассчитывать не стоит.

Александр UR5LAM записал небольшой видеоролик того, как у него было слышно мою возню.

Фауна

Первое время я не использовал наушники, потому слышал, как трудники пришли ещё стрельнуть у меня по сигаретке. В кластере, похоже, как раз проскочил очередной спот — был довольно хороший темп. Я не стал прерываться и выходить из палатки. Было слышно, как немного потоптавшись, трудники ушли курить свои мои сигареты, которые я оставил им днём. Потом, уже ночью, видимо проверить, что это там пиликает, пришло какое-то зверюшко. Оно забралось под внешний тент, пошуршало пакетиком из под каши, в который я складывал чайные пакетики, упаковки из под сахара и корки от Николаева мандарина, с которыми я время от времени заваривал чай. Вероятно, разозлившись на пиликанье, или на то, что не нашло ничего примечательного, чем бы поживиться, зверюшко довольно ощутимо ударило по стенке внутренней палатки рядом с трансивером, после чего криком и хлопками в ладоши было позорно изгнано.

А следом за зверюшко припёрся конь-не-медведь. Он не просто бродил вокруг, он с топотом стада слонов носился как угорелый туда-сюда, громыхал копытами по мосткам от калитки в стене до часовни и обратно, несколько раз забирался на сцену поржать своё иго-го… Потом, видимо утомившись, проявил интерес к моей палатке. Поначалу обойдя её несколько раз, решил проверить на прочность. Меня это совсем не устраивало. Попытки отогнать его криком не удались, поэтому пришлось прибегнуть к радикальному средству — дуплет капсюлями Жевело из «Сигнала Охотника» в приоткрытый полог на какое-то время прекратил вакханалию. Коня больше не было слышно, а я надел наушники, чтобы не раздражать местную фауну и не слышать, как по палатке барабанит дождь.

Наконец, зов в эфире утих и после длинной серии безответных CQ я выключил трансивер. Спать! Дождь по‑прежнему барабанил по палатке. Это не вызывало никакого беспокойства — по прогнозу меня ожидал тёплый солнечный день и всего несколько непродолжительных гроз. Чтобы успеть на последних электричках в Москву, мне было достаточно уехать отсюда часов в 11. С учётом чудесной дороги до Сычёвки, привалов и предполагаемых гроз я одолею 125 км до Вязьмы часов за 7–8. Так что можно будет утром, свернув лагерь, ещё часик–другой попиликать на 20-ке.

Конь вернулся на эту сторону монастыря. В этот раз он был уже вполне спокойным, хрустел травой и лишь изредка на кого-то там всхрапывал — палатка стояла неосвещённой и тихой, никакого интереса. Опять зашуршало зверюшко. После нескольких хлопков в ладоши его уже не было слышно. Ночь…

Хляби небесные

Семь утра. Снаружи довольно интенсивно барабанит по палатке дождь. Ливень.

Девять утра. Выбираться наружу очень не хочется — там холодно, комары и, похоже, ливень с самой ночи так и не прекращался. Полежу ещё немного…

Десять утра. Планы попиликать на 20-ке ещё часик другой — накрываются медным тазом. Небо прорвало, похоже, они там, наверху, прогноз синоптиков не читали. Надо что-то предпринимать. Надеясь дождаться прекращения ливня, готовлю себе кашу на завтрак, попиваю кофе, слушаю сороковку… Шш-ш-ш-ш… Тут почти никого нет, едва слышно какой-то футбольно-чемпионатный позывной. Надо выбираться под дождь!

Сююуурпраайз‼ Ночное зверюшко не только проверяло содержимое мусорного пакетика, но ещё и примеряло мои кроссовки! Они оказались почти полностью вытащенными из-под тента палатки на дождь, да ещё и так, что вся вода, стекающая по палатке, попадала кааак раз в мои кроссовки. И они полны воды до краёв. И как же мне повезло с размером обуви этого зверюшко! Великоваты мои тапки ему оказались, а то бы и педали пришлось крутить босиком.

С собой у меня были ещё ни разу не испытанные, купленные однажды в «Сплаве» специальные непромокаемые носки. Вот и случай их испытать. Какими бы ни были кроссовки мокрыми, ногам в этих носках всё равно сухо и тепло.

А в сумке, в уголке, ждал своего часа рыболовный костюм фирмы Kosadaka, приобретённый года три тому с подачи и с помощью Жени RM5M (SK). Костюм уже испытан не однажды и зарекомендовал себя, как практически абсолютная защита от дождя. И он тоже дождался своего часа.

Дождь ослабел, и всё ещё надеясь, что он прекратится вовсе, и не надо будет собираться-паковаться по‑мокрому, я решил немного прогуляться по окрестностям, и сделать, может быть, несколько фото на всякий случай. После почти 12 часов непрекращающегося ливня болото вздулось, почва раскисла и тропинку в нескольких пересекали ручьи. Хотелось сфотографировать храм монастыря и, может быть, Врата. Калитка была закрыта, но не заперта. На территории монастыря ни души. Фото получились мрачными и скучными.Я попытался «вытянуть» из них хоть что-нибудь с помощью Фотошопа.

Стена монастыря, снято от калитки
Часовня на месте, которое считается истоком. Дескать, там — родник. Хотя, другая точка зрения, что исток — всё это болото. Зум от калитки монастыря (отсюда до часовни около 80 метров). Раньше это была аллея с дорожкой, позднее тут построили эти мостки.
Это и есть те самые Врата. Когда монастыря ещё не было, через них и дальше по аллее (на предыдущем снимке, но ещё без мостков) проходила дорожка к колодцу, который стоял на месте нынешней часовни. Сейчас во Вратах находятся колокола. Это в них звонил Николай.
Храм в честь Святого князя Владимира. Невероятный вид. К сожалению, посмотреть внутри не удалось, может быть, в следующий раз.
Колодец, на пути к часовне, символизирующий… что-то там, я не помню. Увы, внизу сухо. Под крышей висит деревянная доска, см. следующее фото.
Собственно доска, упоминающаяся в подписи к снимку выше. Здесь, похоже, когда-то горели свечи.
Мемориальная доска воинам Красной Армии. Пояснения — на аншлаге, следующее фото.
Аншлаг у мемориальной доски павшим воинам. После клика мышкой — читабельно.
Памятная табличка у входа в часовню
Поклонный крест рядом с часовней
Купальня рядом с часовней. Внутри часовни есть колодец (часовня сама по себе выстроена на месте бывшего тут раньше колодца), но в нём вода, похоже, немного застоявшаяся. Тут — свежая. Вчера вечером я здесь умывался, а позднее веселилось семейство.
Аншлаг у часовни. Кликабельно
Ещё один аншлаг у часовни. Кликабельно Здесь есть ещё аншлаги на краю болота, у опушки. Я не стал к ним ходить под дождём по мокрой траве выше пояса. Да и болото там опять мокрое.
Вид на Днепр от часовни.
Вид на часовню почти от моей палатки
А это моя ещё не собранная палатка. Велосипед ночевал в кустах у сцены на болоте, но сейчас уже перебрался поближе к нам с палаткой.

На выходе нос к носу встретился со вторым вчерашним трудником. Он стрельнул сигарету и хотел было бежать подальше и курить её поскорее, но затем передумал и решился покурить тут, за калиткой, вместе со мной. Если я правильно понял, им не разрешают курить, а так как они из монастыря никуда не выбираются, то и взять сигарет им негде. Разве что сбегать в мёртвое Дудкино, в котором время от времени живут обходчики газопровода. Трудники тут совсем не в курсе того, что в России проходит чемпионат мира по футболу, что весной были выборы президента и ещё невероятно много разных вещей. Ещё он рассказал, что в этом монастыре — Афонский устав (не знаю, что это, вроде бы, самый строгий монастырский устав), а в Оптиной пустыни, где он работал раньше, всё намного мягче. Его перевели (сослали!) сюда за какую-то там провинность. Выразил восторг моей вечерней работой в эфире — он слышал, как я «шпарил», когда они приходили вечером («шпарил» я не быстрее 120–130 зн./мин). Оказывается, в прошлом он окончил мореходную школу во Владивостоке по специальности, я уже не помню точное название, то ли радиооператор, то ли радиотелеграфист. 38 лет тому назад я и сам пытался попасть в такую же мореходку, только в Кронштадте. Главный медицинщик зарубил мою кандидатуру из-за зрения уже в самом конце, после успешной сдачи вступительных экзаменов. В общем, нашлась общая тема :-D Не сразу заметили, как дождь прекратился. Быстро распрощались и разошлись.

Домой

Но как только я дошел до своей полянки, небо опять прорвало.

Первым делом опустил и свернул антенну, затем собрал и уложил в сумки все вещи внутри палатки, отстегнул от каркаса и свернул внутреннюю палатку. Так как она сухая, а внешняя и дополнительное дно — мокрые, то убрал и её в одну из сумок. И в последнюю очередь свернул мокрые внешнюю палатку и дополнительное дно, сложил каркас и упаковал всё это в палаточный мешок.

Осталось повесить на велосипед все эти сумки-палатки-столы-стулья. Тропинку, по которой я сюда прошел в первый раз, уже затопило поднявшейся водой. Лезть в неё не хотелось даже в непромокаемых носках. Единственный известный остающийся путь — по мосткам и дальше через монастырский двор. По-прежнему ни одной живой души. С Николаем попрощаться не довелось.

Со всеми этими разговорами, бродилками и мокрыми сборами прошло много времени. Начало третьего. В Вязьму к последней вечерней лошади я на велосипеде не успею. Вспоминаю про «трамвай» из Сычёвки в Вязьму, точно такой же, на котором я иногда добирался из Вязьмы в Угру и обратно.

Вот точно такой же «трамвай» бегает между Сычёвкой и Вязьмой два раза в сутки.
Этот пепелац, если я правильно ошибаюсь, отправляется из Сычёвки около шести вечера и прибывает в Вязьму задолго до нужной мне электрички на Можайск. Расписание есть у меня в смартфоне, который лежит где-то глубоко во внутреннем кармане, доставать его под дождём не хочется.

Обратный путь по бывшему асфальту был гораздо более лёгким. Никаких машин и пыли, тряска замечается меньше, рельеф и преобладающий попутный ветер способствуют. Имея в запасе почти 4 часа на эти 45 км, я совсем не спешил, да и средняя скорость получалась выше — до 18 км/час против вчерашних 12–13. Остановки делал чаще, несколько раз пережидал особенно сильные боковые порывы ветра и усиление ливня под придорожными деревьями.

Наконец, я в Сычёвке! Хочешь, не хочешь — нужно доставать смартфон, чтобы посмотреть на карте, где же тут ЖД-станция. До станции всего полтора км и… 5 минут до отправления! Как же неправильно я ошибался! Вместо предполагаемых 18:00 ±QRM часов, до которых у меня ещё минут сорок, электричка отправляется в 17:25. Взгляни я немного раньше на карту и в расписание, то и тупить в пути можно было бы поменьше, да и в самой Сычёвке приехать не сюда, где я сейчас втыкаю в расписание, а срезать напрямую к станции. От места моего въезда в Сычёвку да неё ровно такое же расстояние, как сюда, но только без этого полукилометрового тягуна в гору. И стоял бы я сейчас уже на перроне, и пререкался бы с проводником о неотложной необходимости ехать в Вязьму непременно с велосипедом. А так мне ни за что не успеть, в лучшем случае, подлетев к станции, я ещё успею увидеть, как трамвай отходит от причала.

В результате: 80 км до Вязьмы, два с половиной часа до последней сегодняшней электрички в сторону Москвы и непрекращающийся дождь.
А ещё охота жжррррать!

Вечер субботы. Дождь. В маленьком районном городке Сычёвка закрыто всё. Я в трёх сотнях км от дома, завтра к 8:00 на работу. В сумке на руле грамм двести конфет и маленький пакетик изюма.

Зато здесь уже есть телефонная связь и даже 4G интернет! Следующая электричка в направлении Москвы в три часа ночи. В пять утра пересадка на другую электричку в Бородино. На ближайшей к дому (10 км) ЖД-платформе Баковка я могу оказаться к семи утра. Или несколькими минутами позже — на ближайшей к работе (~4 км) ЖД-платформе Рабочий Посёлок. Если очень-очень топить, то с заездом домой даже можно успеть на работу к восьми утра. Или не топить — на работу прямо с электрички. Созваниваюсь с коллегой, которого мне утром предстоит сменить, Виталиком UA3LDU — есть «добро» на опоздать, приехать на часок позже. На шоссе наверняка должны быть какие-нибудь кафе для дальнобойщиков. Там и поем.

Неспешное движение под дождём по пустынному шоссе — не столько скучное, сколько умиротворяющее занятие. Мрачно, мокро, окрестностей не видно, крутишь, крутишь, крутишь, крутишь педали… Конечно, длинные продолжительные переходы мне больше нравятся ночью. Фантастическое небо, усыпанное звёздами — в городе такого не бывает. А призрачный лунный свет? Или пасмурные безлунные ночи — свет фары выхватывает из темноты только пятнышко асфальта перед колесом и белый пунктир в никуда. Космос! Вне времени, вне пространства. Дзен. Изредка выплывающие из ниоткуда спящие деревеньки с единственным Главным Фонарём в центре — вообще лишние в этом мире… особенно, если в них есть отпущенные на ночь погулять дворовые псы. Впрочем, шоссе Сычёвка–Вязьма под дождём — тоже хорошо!

Причуды Церкви

Интересное место — этот Свято-Владимирский мужской монастырь у истока реки Днепр. Сказочный деревянный храм, основательная стена вокруг из вековых брёвен, кельи-чтоб-я-так-жил, собственные крепостные трудники.

Вспоминается Муромский Успенский мужской монастырь в Пудожском районе Карелии, в который я опять, уже в третий раз хочу попасть (два раза похотел). Один из древнейших, середины XIV века монастырей Русского Севера, расположившийся на маленьком мысу Онежского озера, и один из самых труднодоступных, хотя до него всего км 15 от федеральной трассы А-119 Медвежьегорск–Вологда. Просто лес, болота, и нет никакой дороги. Не какой-то асфальтированной, не просто грейдерной, даже не грунтовки, а просто гати через пару-тройку км болот. Просто потому, что у РПЦ не нашлось для этого монастыря миллиона рублей на гать к этому древнему святому месту. По открытой воде монахи добираются до монастыря от ближайшей деревни Гагукса на лодке. Сначала по реке с одноимённым названием Гагукса, а потом по опасным водам непредсказуемого озера Муромское. А зимой — напрямки через болота и лес. Пешком, на лыжах или на стареньком снегоходе. Три года тому назад, в трескучий мороз снегоход сломался на полпути. Монах отправил спутника за помощью в Гагуксу, а сам остался у снегохода, пытаясь его отремонтировать. Когда помощь пришла, было уже поздно, монах не выжил, замёрз насмерть.
Просто у РПЦ миллиона рублей не нашлось.

А на 6 км полноценной дороги с глиняной насыпью, кюветами, акведуками, отсыпкой щебнем — нашлось, вероятно, гораздо больше. И на строительство аж целого монастыря с нуля на пустом месте — тоже нашлось. И даже на вертолётную площадку — нашлось. И на ЛЭП 0.4 кВ — нашлось. А у Муромского монастыря — старый чихающий дизель, волонтёры и стройматериалы для восстановления — из пожертвований пудожан и жителей окрестных деревень.

Оно и понятно. Одно дело — самая середина Руси, «священная река трёх народов», святой князь Владимир, пышные службы в золотых рясах каждый год при стечении прессы, важного начальства, сотен гостей, освящение Днепра (чего его освящать, если он и так уже священный по их же словам?). И совсем другое — разрушенный старый монастырь на краю цивилизации в непроходимых болотах. Ну кто туда поедет, перед кем понты колотить?! Или, например, основанный в XIII веке Спасо-Каменный монастырь на островке в Кубенском озере, ставший первым (XV век!) каменным монастырём на Русском Севере — до сих пор, уже три десятка лет восстанавливается силами волонтёров. А РПЦ на него… Смотрю на всё это, и всё больше кажется, что религия православная на Руси одна, а Церквей — две. Одна из них та, которая Спас-Каменный, Муромский монастыри, храмы Кенозерья и может даже Выго-Лексинская пустынь. А другая — это Новоиерусалимский монастырь, или строгий и суровый в прошлом, но уже сегодняшний Валаам, это кавалькады больших сверкающих чёрных машин, спецвагоны, вертолётные площадки, наручные часы за двести средних зарплат и алкоголь-табак без НДС.

Никоим образом не касается это Веры. Это просто размышления об увиденном во время неспешной размеренной езды на велосипеде под дождём из Сычёвки в Вязьму поздним субботним вечером 30 июня.

Идиоты

После того, как гроза поутихла и сполохи молний уже едва озаряли тучи где-то далеко на востоке, преодолевать последние 10 км нужно было в полной темноте по неосвещённому шоссе и с неисправной фарой. Из двух красных сигнальных фонарей один тоже, как и фара, от дождя сошел с ума, и никак не реагировал на кнопку — не выключался, не включался, не менял режим, а только медленно мигал неизменное «SOS». Ехать с таким никак нельзя. Хорошо, что второй фонарь всё ещё оставался в ясном уме и твёрдой памяти. Первый же был снят и спрятан в сумку на руле (мигал он там до тех пор, пока не сел внутренний аккумулятор — дольше, чем до следующего утра). Для того, чтобы обозначить себя на шоссе и хоть как-то осветить дорогу перед велосипедом, был использован налобный фонарик. Я надел его на сумку на руле, как на голову, и так он там раскачивался до самой Вязьмы.

Привычно заводя велосипед в здание ЖД-вокзала Вязьмы, в котором я уже бывал не один десяток раз в самое разное время суток, я никак не ожидал, что там началась эпидемия идиотизма.

Сначала охранники на входе в здание вокзала заявили, что на вокзале можно находиться только с билетами, про велосипед на платную стоянку и тому подобный бред. Как купить билеты, не проходя в здание вокзала, они объяснить не сумели.

Потом, пока я ждал полуночи, о чем попросила тётя-кассир, которой нужно было снять кассовый отчёт, они бегали за мной, чтобы я не оставлял свои вещи в зале ожидания в 10 метрах от окошка кассы, требовали, чтобы носил их с собой.

А когда я вышел ночью на перрон взбодриться, чтобы не уснуть в ожидании электрички, меня не пустили обратно, потому что:
— Здесь только ВЫХОД! Здесь входа НЕТ!
— И что же мне делать? Я же только что выходил подышать, вон мой багаж лежит.
— Здесь входа НЕТ! Вход с другой стороны вокзала! Обходите с другой стороны.

Понимаете? У ЖД-вокзала НЕТ входа к кассам, залу ожидания, медпункту, туалетам и пр. со стороны поездов. Обходите с другой стороны! Может кто-нибудь объяснить этот идиотизм?

Видимо, свежеустановленные рамки металлоискателей на входах-выходах так действуют на этих бездельников.

Сухой остаток

Велопоход в целом удался, и даже с традиционным маленьким приключением. Роль приключения успешно исполнили непрерывный дождь длиною в сутки, гроза и молнии над самой головой.

Общая дистанция от вокзала в Гагарине до вокзала в Вязьме на велосипеде: 275 км, 1528 м подъёмов, в сумме около 17 часов в пути, включая время остановок и пеших разведок.

Маршрут велопохода, трек, открытый в гуглокартах. С присущими гуглокартам косяками, в частности, гуглокарты не понимают дат и времени в загружаемых треках.

Активация Гагаринского Природного Парка, RFF-0219, оказалась неудачной. Требуется вторая попытка.

Исток реки Днепр, RFF-0471 — 160 QSO телеграфом на 40 м. Формально зачёт.

На территорию заказника «Зубцовский II», RFF-0508, с дороги Зубцов–Карманово проникнуть непросто.

Ни одной придорожной кафешки для дальнобойщиков на 80 км участка Сычёвка–Вязьма — нет.

Взорвавшиеся коврики надо вовремя выбрасывать.
Космоснимки стоит перепроверять у разных «операторов» — Гугля, Яндекса, Бинга и т.п.
Леску на катушке надо время от времени менять на чистую, а тапки на ночь прятать в палатке. И поработать над защитой фары от продолжительного дождя.

И охота побывать у истока ещё раз, обойти, объехать, получше исследовать окрестности истока и монастырь. Ну и в эфире побыть подольше.


​Москва, август 2018 г.


КАК Я ПРОВЕЛ ПРОШЛЫМ МАЕМ, ИЛИ ПОХОЖДЕНИЯ SOTAВАРИ...

Related Posts

 

Comments 4

RA9WJV on Wednesday, 22 August 2018 09:49

Виталий, замечательное и хорошо иллюстрированное повествование!
Прочитал с большим удовольствием!!

Виталий, замечательное и хорошо иллюстрированное повествование! Прочитал с большим удовольствием!!
RN3ANT on Friday, 24 August 2018 10:35

Спасибо, Марат. Ещё съезжу, однако!

Спасибо, Марат. Ещё съезжу, однако! :D
RU3NJC on Monday, 27 August 2018 06:32

Виталий,ГД! Снова шикарный заезд со всеми злоключениями(как полагается). Насчет космоснимков-сам попался на их красоте.В июне участвовал в радиовеслопоходе по нашему водохранилищу и десятки раз натыкался на заболоченные берега, куда без мачете с воды не подойдешь(((( А с верху все красиво. Успехов в новых походах!

Виталий,ГД! Снова шикарный заезд со всеми злоключениями(как полагается);). Насчет космоснимков-сам попался на их красоте.В июне участвовал в радиовеслопоходе по нашему водохранилищу и десятки раз натыкался на заболоченные берега, куда без мачете с воды не подойдешь(((( А с верху все красиво:D. Успехов в новых походах!
GW0VBC on Wednesday, 29 August 2018 11:44

Thank you, Vitaly, for another great account. The pictures of chapel, river and tent among the trees are divine. :-) 73

Thank you, Vitaly, for another great account. The pictures of chapel, river and tent among the trees are divine. :-) 73
Already Registered? Login Here
Guest
Sunday, 16 December 2018